by Alexander Kynev

 

Екатеринбург (центр Свердловской области, которая сохранила в названии отсыл к советскому имени города в честь формального главы советского государства – председателя ЦИК - Якова Свердлова) несомненно один из самых политически самобытных и ярких городов страны. Многие даже убеждены, что это единственный реально современный город в стране после Москвы и Санкт-Петербурга. И действительно, когда попадаешь в Екатеринбург с его причудливым и довольно стильным сочетанием советской вархитектуры и хайтек, сравнивать его хочется не с серыми визуально Челябинском или Новосибирском, а с городами Юго-Восточной Азии и Ближнего Востока. Город живет и это чувствуется во всем.

Свердловская область фактически третий по своему промышленному потенциалу регион страны (после московской и санкт-петербургской агломераций) с ярко выраженной политической самобытностью и хорошо развитой региональной идентичностью. Население области более 4,3 млн. жителей (5 место в РФ), сам Екатеринбург (по переписи населения 2010 года 1350,1 тысячи жителей) – это четвертый город в стране после Москвы, Санкт-Петербурга и Новосибирска, опережающий Нижний Новгород и Самару. Область, конечно, не только Екатеринбург, это и легендарный Нижний Тагил, и Первоуральск и т.д. - это один из наиболее урбанизированных регионов в стране, городским является около 84% ее населения.

На Урале есть символический знак границы между Европой и Азией, и в этом сложно не увидеть символизма. Исторически регион всегда был перекрестком – с одной стороны, это путь из России в Азии, с другой стороны, из Азии в Европу. При этом он находился в глубине страны, будучи надежно защищен от внешних вторжений. Основой экономики региона всегда была индустрия и никогда патриархальное в своем укладе сельское хозяйство. Именно сюда в годы Второй Мировой Войны перевозились промышленные предприятия, здесь тогда располагались Наркомат черной металлургии, Президиум Академии наук, МХАТ, коллекция Эрмитажа, Военно-воздушная академия имени Жуковского. Мощная прививка в виде приращения научного и культурного потенциала оказалась долговременой по последствиям. В Екатеринбург в дни августовского путча 1991 года вылетело «резервное» правительство России. И при Хрущеве, и в годы перестройки обсуждалась идея переноса сюда столицы страны.

При большевиках Уральская область с центром в Екатеринбурге была первым в стране опытом укрупненной административно-территориальной единицы в границах научно выделенного большого экономического района. Десяти с лишним лет ее существования оказалось достаточно, чтобы Свердловск окончательно стал считать себя уральской столицей. Топонимы «уральский» в регионе максимально широко распространены – от «Уралвагонзавода» до «Уралмаша» (для жителей и области и страны именно Свердловская область и есть «настоящий Урал» в отличие от «южного», «приполярного» и т.д., мало кто называет ее «средним Уралом»). Значение Свердловска подтверждалось размещением в нем Уральского отделения Академии наук, штаба Уральского военного округа, Свердловской железной дороги и т.д.

На примере Екатеринбурга особенно заметна структурная трансформация экономики крупнейших городов страны, долгое время развивавшихся по индустриальному пути. В советское время город был одним из важнейших центров тяжелого и оборонного машиностроения (заводы "Уралмаш", "Уралхиммаш" и др.). В переходный период 1990-х гг. крупнейшие заводы, определявшие лицо города, резко сократили объемы производства и теперь занимают более скромную экономическую нишу. Екатеринбург постепенно превратился в ведущий центр услуг Урала, он давно уже сформировался как крупный центр высшего образования, науки и культуры, а в последние годы стал одним из крупнейших торговых центров среди городов-миллионеров Поволжья и Урала, а не только самой Свердловской области.

Город всегда был фрондой. В конце XIX - начале XX веков это один из центров революционного движения на Урале. И то, что именно здесь в июле 1918 года был расстрелян бывший император Николай II, тоже в чем-то символично, как и то, что именно здесь в селе Бутка родился Борис Ельцин. Первый секретарь обкома КПСС в 1976-1985 Борис Ельцин демонстрировал «народность», лично посещая магазины и ездя в городском транспорте, пока в апреле 1985 не ушел на повышение в Москву. Столь же нетипично было, что на XIX партийной конференции КПП в июне 1988 свердловская делегация оказалась возмутителем спокойствия, заступившись за Б.Ельцина.

В начале 1990-х это фрондерство выражалось в повышенной поддержке реформаторски настроенных партий и кандидатов (в тот момент это были партии в целом либерально ориентированные), и заниженной – сторонников уходящего политического советского режима (КПРФ, а также выступающей против распада СССР ЛДПР). Постепенно, со стабилизацией и привыканием к новой власти голосование за нее уже превращалось в поддержание статус кво, прежние оплоты старой власти в виде конформистски настроеннй региональной периферии стали оплотами власти новой. Фрондерство же городов стало выражаться как в повышенной поддержке новой либеральной оппозиции, так и оппозиции левой, которая теперь стала восприниматься как реформаторская сила. Пиком поддерки власти в области стала первая половина 2000-х, когда новая власть уже пользовалась поддержкой конформистов, но еще пользовалась значительной поддержкой сторонников реформ. К концу 2010—х показательно резкое изменение электоральной карты – резкий рост голосования за левую и левоцентристскую оппозицию (КПРФ, «Справедливая Россия»). В 2011 Екатеринбург стал одним из самвых протестно голосующих городов уже против «Единой России».

Данные тенденции усугублялись и часто искажались сильной персонификацией региональных голосований, стремлением избирателей поддерживать «своих» кандидатов и их партии. Фактор личности всегда был в регионе ключевым, часто поддержка партий в области была лишь производной от доверия к тому или иному «своему парню». Так на повышенные результаты демократических партий и кандидатов в 1990-е дополнительно играл фактор родившегося в области Бориса Ельцина. На повышенные результаты «Преображения Отечества» на выборах Госдумы 1995 это несомненно личный фактор Э.Росселя, результаты Партии Жизни на выборах облдумы 2006 года достигнуты благодаря фактору Евгения Ройзмана, результаты «Справедливой России» в декабре 2011 года кумулятивный эффект работы А.Буркова, Е.Зяблицева, Г.Перского и других и т.д.

Собственно свердловская политика 1990-2000-х это во многом борьба двух ярких личностей – губернатора Эдуарда Росселя и мэра Екатеринбурга Аркадия Чернецкого: которые постоянно конкурировали, иногда вступая в тактические союзы. Вокруг каждого из них была сформирована своя региональная партия – «Преображение Отечества» вокруг Росселя и «Наш дом – Наш город» вокруг Чернецкого. В 2000-е, в эпоху новой унификации и запрета региональных партий, обе партии были вынуждены раствориться внутри «Единой России», и эти же группы продолжали конкурировать уже внутри нее. Сами же Россель и Чернецкий к 2010 были вынуждены покинуть свои посты: забавно, что бывшие вечные конкуренты ныне вместе заседают в Совете Федерации.

При этом доминирование Росселя и Черецкого никогда не было тотальным – выборы губернатора всегда проходили в два тура (выборы мэра в два тура прошли в 2003), с ними на равных конкурировали представители следующей волны местных лидеров, обычно пришедшие в политику из бизнеса. Например, один из самых ярких российских политтехнологов Антон Баков (в 2007 руководитель федеральной избирательной кампании СПС, сейчас лидер Монархической партии: поддерживающей претензии на престол одной из ветвей дома Романовых).

Любимец Ельцина Россель был в 1990-е одним из символов российского регионализма. Тогда команда Ельцина активно обсуждала региональную реформу. Идея создания 8-10 укрупненных регионов выдвигалась Ельциным весной еще в 1990. Один из проектов, появившихся в ноябре 1991 года предлагал объединение в Зауральский край трех областей – Свердловской, Тюменской и Курганской. Тогда же облсовет разработал проект закона о создании в порядке эксперимента Уральской республики в составе трех вышеназванных областей (Курганской, Свердловской, Тюменнской), а также Пермской, Оренбургской и Челябинской. Идея повышения статуса области до республики в составе РФ была получена на областном референдуме, прошедшем 25 апреля 1993 (положительно ответили 83,4%). На встрече 14 сентября 1993 руководители большинства названных регионов выразили готовность начать работу по созданию «большой» Уральской республики.

Однако 9 ноября 1993 последовал Указ Президента Ельцина о роспуске облсовета, увольнении губернатора Э.Росселя и отмене решений о создании Уральской Республики. Те, кто тогда был близок к принятию решений, уверяют, что дело бы не в Уральской Республике, а в том, что Россель стал требовать ограничить полномочия федерального центра, ратовал за одноканальную систему формирования бюджета, при которой центр получает от регионов определенныевиды налогов, а регионы должны сами считать и покрывать свои расходы. Тогда Россель много повторял, что область отправляет в федеральный бюджет ежегодно до 1,5 млрд.долларов, а получает обратно, после мучительного выпрашивания, лишь малую часть денег.

Впрочем, уже в 1995 особым указом Ельцин разрешает провести в регион прямые выборы губернатора, которые выигрывает все тот же Россель.

При Росселе уникальность области обрела зримые институциональные черты. Это единственная область, которая ввела двухпалатный парламент (другие были в республиках), причем одна из палат, областная дума, с 1996 избиралась только по партийным спискам. В эту эпоху в регионах России доминировали мажоритарные системы, а подавляющее большинство депутатов были беспартийны. Но в Свердловской области 1990-е это время ренессанса большого числа региональных партий. Этого мало, было решено, что облдуму нужно ротировать – половину депутатов стали избирать каждые два года. С учетом множества выборов в городах области не удивительно, что в таких условиях постоянных выборов Свердловская область стала одним из центров избирательных технологий, дав «путевку в жизнь» многим ярким политтехнологам. После назначения в конце 2009 губернатором присланного из Москвы Александра Мишарина вся эта институциональная самобытность была ликвидирована. Следующий губернатор, назначенный в 2012 Евгений Куйвашев (тот самый, который сейчас идет на выборы): упразднил и самостоятельный пост главы регионального правительства.

Россель также стал пионером в создании внутриобластных административных округов - прообраз созданных на федеральном уровне в 2000 году федеральных округов. В 1996 году Россель первым из российских губернаторов подписал договор о разграничении полномочий области с центром, после чего предпринимал попытки введения в области «не прописанных ни в одном федеральном законе местных налогов», а также использования в регионе собственной валюты — уральского франка.

Даже сейчас, когда многие элементы былой уникальности уничтожены назначенными губернаторами, область сохраняет свои особенности. Так Екатеринург один из 9 последних российских региональных центров, где не удалось отменить выборы мэра населением. При этом применяется очень редкая в российских регионах «гибридная модель» - население избирает главу города, однако фактически он всего лишь спикер городской думы и обладает больше символическими функциями. Именно на этот пост в сентябре 2013 сенсационно избрался Евгений Ройзман, представитель совсем иного поколения, нежели Россель с Чернецким. На тех выборах действовала однотуровая система относительного большинства, и даже небольшого перевеса над кандидатом губернатора Яковом Силиным оказалось достаточо для победы.

Широкий общероссийский избиратель узнал о Ройзмане немного раньше, в сентябре 2011, когда конфликт воруг его включения в список в Госдуму партии «Правое дело», которую тогда возглавлял Михаил Прохоров, стал одной из причин скандального ухода Прохорова из этого проекта вместе с Ройзманом и другими. В дальнейшем вместе с Прохоровым Ройзман входил в его новую партию «Гражданская платформа», и вместе с ним же покинул ее в 2015.

В значительной степени феномен Ройзмана это неотделимая часть феномена Екатеринбурга: регион создает таких ярких политиков, а они формируют региональную политическую субкультуру, становясь ее символами. Эти политики могут быть разных взглядов, но у всех уральских харизматиков есть что-то общее: сила воли, упрямство и умение сохранять «народность» даже добиваясь карьерных успехов.

В самом Екатеринбурге политическое восхождение Ройзмана началось в конце 1990-х-начале 2000-х. Будучи во многих смыслах «плохим» учеником (от оценок до поведения) в 1981 он был осужден за кражу, мошенничество и незаконное ношение холодного оружия. Не смотря на это после нескольких отчислений закончил исторический факультет Уральского госуниверситета. Паралельно начал заниматься бизнесом, при этом писал стихи и рассказы, основал частный музей «Невьянская икона» с собранием работ Невьянской школы старообрядческой иконописи. В 1999 вместе с друзьями основал фонд «Город без наркотиков», при котором было создано пять центров безмедикаментозной реабилитации наркоманов. После попыток избраться в Госдуму на довыборах в декабре 2003 был избран на основных выборах в Государственную думу по мажоритарному Орджоникидзевскому округу в Екатеринбурге. В этом округе всегда были сильны неформальные сети: связанные с заводом «Уралмаш», в связи с которым Ройзмана изначально обвиняли противники.

Осенью 2006 он возглавил список Российской партии Жизни на выборах облдуму, который добился успеха. Причем во многом благодаря тому, что устроив против «неформатного» Ройзмана информационную воуну власть явно перегнула палку. На рекламных щитах, анонимно кем-то установленных, за него «агитировали» наркоманы, еще одна серия анонимного агитпрома шла под лозунгом «Ройзман против женщин», заборы были исписаны надписями «Розик – крыса». В результате у слишком многих такой “PR” стал вызывать отвращение и ровно обратную реакцию. Чем больше было такой чернухи, тем больше Ройзман становился символической фигурой протестного голосования. Возникла «политическая тефлоновость» - чем больше чернухи публиковалось на кандидата, тем меньший она имела эффект («опять против Ройзмана что-то придумали?»). При этом «неформатность» Ройзмана, привлекающая к нему избирателей в регионе, в Москве наоборот, создавала проблемы. В 2007 его фамилию явно не без внешнего участия вычеркнули из проекта списка «Справедливой России» в Госдуму, в 2011 новый конфликт возник уже с партией «Правое дело». Поэтому, когда на выборах мэра в 2013 началась новая кампания с повторением всех уже многократно повторенных компроматов, ответная электоральная мобилизация вокруг него стала закономерной.

При этом как и многие политики в регионе, Ройзман с трудом может быть отнесен к правым или к левым, скорее это «общегражданский» кандидат, сочетающий социальный и имиджевый популизм с темами открытости и доступности власти, борьбы с коррупцией и т.д. Так, с одной стороны, Ройзман принял участие в пикете, организованном в поддержку заключённых по Болотному делу, а таже в акции против цензуры в СМИ и действий России в отношениях с Украиной, подписал обращение в защиту российского музыканта Андрея Макаревича, выступившего с критикой политики российских властей на Украине. С другой стороны, выступал за ведение визового режима со странами, через которые идёт наркотрафик, и жестко высказывался против связанных с наркотрафиком этнических сообществ. Он может быть резким и неполиткорретным, но это лишь усиливает черты его образа как «живого человек», а не бюрократа. Впрочем, именна эта неполиткорретность отталикивает уже не бюрократическую вертикаль, а «рафинированную демократическую» общественность, которая следит за каждым смысловым оттенком каждой фразы и все ищет каких-то идеальных демократических кандидатов, да не может найти.

На выборах губернатора Свердловской области 10 октября 2017 Ройзман выдвинут от партии «Яблоко». Причем, региональное отделение отказалось его выдвигать, в результате было распущено и он был в итоге выдвинут решением федерального руководства партии. Теперь ему предостоит для регистрации преодолеть муниципальный фильтр (то есть собрать подписи муниципальных депутатов, большинство из которых являются сторонникими действующей администрации). Очевидно, что решить эту задачу будет затруднительно. На практике единственный выход, если по причине борьбы за общий имидж выборов власть будет вынуждена помочь со сбором этих самых депутатских подписей. То, что областная администрация на это пойдет по своей инициативе, крайне сомнительно. Почти единственная надежда, это на неформальные сигналы из Администрации Президента, если та захочет вмешиваться.

При этом даже в случае с регистрацией кандидатом общий успех Ройзмана на выборах губернатора сомнителен. Дело в том, что он всегда был в первую очередь городским екатеринбургским политиком. Как борец именно за интересы Екатеринбурга в декабре 2013 он даже предложил поднять статус Екатеринбурга до города федерального значения (то есть вывести его из состава области). В других городах региона его знают намного хуже, нет и общеобластной сети сторонников. Скорее всего, Ройзман это прекрасно понимает. Фактически его кампания в губернаторы беспригрышна: его либо не регистрируют, и тогда он лишь укрепляет свой символический образ, в случае регистрации у него есть все шансы с неплохим процентом занять второе место и усилить свою монополию на протестном фланге. В любом случае, его выдвижение уже самое яркое событие свердловской избирательной кампании-2107.

Важно понимать, что по сравнению со всеми 1990-2000-ми годами в Свердловской региональной политике в 2016 произошел фундментальный перелом, связанный с фактическим прекращением с мая 2016 многолетнего конфликта «город-область». Именно этот конфликт питал интригу на региональных выборах, создавал ресурсную базу для многих политических сил, которые существовали и добивались успеха, лавируя между двумя центрами силами. Причина – силовое примирение федеральным центром областной и городской администрацией путем фактического объединения команд.

19 мая 2016 губернатор Евгений Куйвашев подписал указ о назначении руководителем своей администрации Владимира Тунгусова, работавшего ранее заместителем главы администрации Екатеринбурга по вопросам организации управления — руководителем аппарата горадминистрации (фактически «серым кардиналом» «серого дома»). Таким образом, Евгений Куйвашева, бывший объектом непрерывных информационных нападок, внезапно вновь приобрел казавшимися уже призрачными шансы сохранить пост губернатора и право идти на прямые выборы. В результате именно он и стал назначенным в 2017 временно исполняющим обязанности до сентябрьских выборов.

Назначение В.Тунгусова отрицательно сказалось на шансах других партий на федеральнвых и региональных выборах в области в сентябре 2016. В частности, в сложном положении оказались КПРФ, «Патриоты России» (они критиковали политику губернатора Евгения Куйвашева задолго до старта кампании), Российская партия пенсионеров за справедливость, которая, по мнению многих, должна была стать платформой для выдвижения екатеринбургских кандидатов, ранее побеждавших от «Единой России». В результате накануне кампании КПРФ и «Родина» лишились финансирования и ярких политиков. «Патриоты России» превратилась в партию-спойлера, выдвинув список однофамильцев кандидатов от «ЕР». Список РППС вообще снялся с выборов. В такой ситуации на выборах 2017 возможности Ройзмана на выборах, в том числе ресурсные, существенно ограничены.

Наверное, это «замирение» города и области не навсегда. Так как между ними есть объективные противоречия (борьба за ресурсы в первую очередь), однако когда они вновь актуализируются, сказать сложно. Однако совершено точно, что уральский фрондерский дух никуда не исчез, просто ищет новые пути себя продемонстрировать.